Селя и Мистер

Селезнев возвращается. К чему бы это? К просветлению Луческу? Или просто к дождю? Женя возвращается в родной город. Или почти в родной: с известного расстояния Макеевка от Донецка неотличима, как братья Вачовски. Женя любит говорить, что «Шахтер» - навсегда в его сердце. «Когда ты вырос в Донбассе, когда ты все детство ходил с папой, дедушкой и дядей на стадион и переживал за «Шахтер», конечно, у тебя будет желание играть в родной команде!» Ну, вот он и вернулся. Еще одна попытка реализовать мечту всей его жизни.

Для того чтобы заиграть в «Шахтере», Селезневу придется переступить через многое. Он - человек, простой, только такие и выживают на донецких окраинах. Говорит прямо. Груз его негативных воспоминаний о «Шахтере» кое-чем уравновешивается («У меня хорошие отношения с Ахметовым. Ринат Леонидович отлично относился ко мне и поддерживал, говорил, чтобы я не расстраивался, а доказывал на тренировках, на играх, что достоин выходить в основе»). Но негатива больше. Что толку в расположении президента, если в тебя не верит тренер, которому президент безраздельно благоволит? У Селезнева не было в Донецке шансов. И кое-что забыть, ему будет очень трудно («Я не понимал, почему меня Мистер не включил в заявку на финал Кубка УЕФА. Я перед этим 4 гола в трех играх в чемпионате забил, а Морено был травмирован. И он попал в число 18, а я нет! До слез было обидно»).

Второе пришествие Селезнева ставит его перед все той же проблемой. В линии нападения прямые и явные симпатии Луческу - на стороне латиноамериканцев. Селезневу надо забивать постоянно, чтобы доказать право на место в «основе». Может быть, именно на это он и рассчитывает? Может быть, думает, что статус лучшего бомбардира чемпионата Украины как-то изменит отношение Луческу к нему? Но Луческу - человек не просто со сложившейся концепцией, он в ней заматерел, и, поскольку она приносит результат, разубедить его может только катастрофа (от которой, конечно, избави нас боже!). Так что, скорее всего, второе пришествие Селезнева в «Шахтёр» мало чем будет отличаться от первого. В октябре 2010 года, после первых месяцев в «Днепре», Женя с подъемом отмечал, насколько чаще здесь на него пасуют. Он что, рассчитывает, что теперь на него в «Шахтере» начнут играть, как на Руни?

Лично мне очень хотелось бы, чтобы Селезнев стал лучшим бомбардиром «Шахтера». По двум причинам. Во-первых, он - донецкий (забудем про Макеевку!). Это имеет значение. Рвать историческую связь с родной землей не позволяют себе даже такие апостолы футбольного цинизма, как «Челси» и «Реал». Донецкий человек должен играть за Донецк, и он должен быть среди лучших. Причина вторая - менее пафосная и более прагматичная. Зачем искать суперфорварда на стороне, когда есть вариант под рукой и подешевле? Селёзнев - прекрасный центрфорвард. И то, что он забивает в «Шахтере» меньше, чем где бы то ни было, - явно проблема «Шахтера». Ему просто надо дать дышать. А это - в руках Луческу.

Верх